Сайт о культуре и искусстве

Культура Нового царства

Другое » Культура Египта в ретроспективе современных исследований » Культура Нового царства

Страница 2

Эхнатон отменил единым законодательным актом весь древний пантеон богов, конфисковал имущество храмов и, впервые в истории, ввёл единобожие – поклонение богу-солнцу Атону, только ему, и никому больше. Новое божество Атон был самим солнцем – диском, сияющим в небе: светлый круг, испускающий лучи. Каждый луч оканчивался человеческой рукой, что должно было символизировать дарование благ на земле. Эхнатон приступает к строительству новой столицы – Ахетатон («Небосклон Атона»). Место было выбрано севернее Фив, на восточном берегу Нила, где гряда гор полукружием обступает долину, образуя естественную ограду.

Хотя столица была построена в короткий срок на пустом месте, где раньше ничего не было, она быстро разрослась в оживлённый город с дворцами, храмами, некрополями (в которых почти ни кого не успели похоронить – Ахетатон просуществовал не долго), с ремесленными и торговыми кварталами, красивыми домами-усадьбами, а в садах нарядные беседки, бассейны, пруды, обильные рыбой. Ахетатон не походил на «страну могил», как иногда называли Египет, – в его облике было что-то родственное искусству Китая, с которым Египет имел торговые сношения. Больше не изготовляли статуй с головами львов и шакалов, зато дворцы щедро украшались декором с удивительно натуральными изображениями лотосов, папирусов, виноградных лоз, газелей, аистов, уток, взлетающих из зарослей тростника.

По-новому стали изображать людей. Разрушается броня душевной непроницаемости, возникает интерес к интимным переживаниям, лирическим мотивам. Сохранились рельефы с изображениями сцен частной жизни Эхнатона: он в семейном кругу, ласкает и забавляет детей. Две женщины сопровождали его на жизненном пути, и может быть, соучаствовали в его реформаторской деятельности: его мать Тия и любимая жена Нефертити, родившая Эхнатону шестерых дочерей. Их иконография обширна, и какой-то неуловимый отпечаток женственности лежит на искусстве той поры.

Обновлённое содержание не так легко укладывалось в стилевые категории египетского искусства, выработанного веками. Язык изобразительного иероглифа, торжественно-плавных силуэтов, фризообразный построений на первых порах вступает в противоречие с новыми веяниями. Эхнатон требовал от художников реализма передачи индивидуальных черт без прикрас: прежде всего это касалось его облика. До той поры фараонов изображали с портретным сходством, но героизированно, непременно с могучим телосложением. Наружность Эхнатона меньше всего соответствовала идеалу героического владыки.

Исторический Эхнатон был не слабым мечтателем, а исключительно властным человеком, умевшим диктовать свою волю – в том и художникам. Подлинные шедевры создавались в портретной круглой скульптуре. В мастерской Тутмеса при раскопках были обнаружены и головки дочерей Эхнатона, каждая со своим индивидуальным складом лица, и портреты самого Эхнатона, плохо сохранившиеся, разбитые. Все эти головы должны были служить моделями для портретов, помещаемых в гробницах. Модели делались на основании масок, снятых с живых людей. Мастер исполнял с масок последовательную серию отливок, каждый раз перерабатывая, обобщая, устраняя ненужные подробности. Без помощи масок египетские художники не могли бы достигать большого портретного сходства, требуемого загробным ритуалом: ведь с натуры они не работали. Но в процессе претворения маски в портрет безжизненный слепок становился высоким произведением искусства. Одним из самых известных портретов является портрет царицы Нефертити – вернее три её портрета самых лучших.

Первый – бюст из песчаника, изображает царицу совсем молодой. Второй портрет – самый известный – Нефертити в полном расцвете своей красоты, «владычица радости», властительная царица с горделивой посадкой головы, увенчанной высоким синим головным убором. Этот бюст раскрашен и почти полностью завершен, только левая глазная впадина оставлена пустой. Белки глаз, радужная оболочка и зрачки на египетских скульптурных портретах обычно инкрустировались алебастром, хрусталём и чёрным деревом. У Нефертити инкрустирован только один правый глаз. Исследователи предполагают, что это сделано, умышлено, потому что Нефертити была жива, а разверзание очей являлось сакральным действием: оно оживляло душу уже умершего человека. «Глядящий» бюст мог отнять часть души у живого оригинала.

Страницы: 1 2 3 4 5

Рекомендуем также:

Отношение М.А. Врубеля к созданию церковных росписей
Другим общим местом в работах о Врубеле являются рассказы о его разгульной жизни в киевский период. Но это не так. Уже отмечалось, что Врубель в это время очень много работает, к тому же у него никогда нет денег. Сам он пишет, что старает ...

Причины создания ордена Иисуса
В первой половине XVI века католицизму в ряде западноевропейских государств был нанесен тяжелый удар. Централизованная и подчиненная римскому папе католическая церковь, притязавшая на верховную власть над всем миром, оказалась бессильной ...

Сад деревьев
В чувствах японцев, любящих зелень деревьев, может быть, присутствует некая тоска по жизни среди лесов, бывших самой первой средой их обитания. Поражаясь жизненной энергии растительности, отзываясь душой на круговорот её возрождений, япон ...