Сайт о культуре и искусстве

Театральные взгляды Б. Брехта

Другое » Театральные взгляды Б. Брехта

Страница 3

В отношении отличия театра "эпического" от театра "переживания" Брехт рассуждает весьма невнятно. То он пытается представить дело так, будто в последнем зритель подвергается гипнозу, а актер несет "бремя полного вживания в персонаж", то представляет формулу Станиславского "зритель должен забыть, что он в театре" можно рассматривать лишь как тенденциозное заострение - ибо "Станиславскому тоже известно, что говорить о цивилизованном театре можно только тогда, когда… идентификация не является полной: зритель не перестает сознавать, что он в театре", и тут же говорится, что "эпическая" манера игры - " … так же не заинтересована в полном исключении идентификации".

"Но так как установить различие все-таки требуется (кому?), - пытается подвести итог своим умозаключениям Брехт, - то заключается оно вот в чем: при обычной (то есть по Станиславскому) манере игры пренебрегают постоянно сохраняющейся сдержанностью (простите, чем?) зрителя по отношению к перевоплощению, а при эпической манере игры пренебрегают сохраняющимся моментом перевоплощения" ("Малый органон" и система Станиславского"). Одно название труда чего стоит.

Можно бесконечно цитировать Брехта, отлавливая его за язык на нестыковках и плагиате. Вывод один: не то чтобы я действовал как-то иначе (иначе, чем Станиславский), просто я называю это другими словами, не всегда к месту. Но я новатор и большой оригинал!

В этом месте я вспомнил басню Крылова про слона и маленькую собачку и решил закончить работу, но что-то заставило меня ввести в "Яндекс" слово "остранение". Теперь я хочу привести первоисточники брехтовских "изобретений".

Заранее оговорюсь, что перевод немецкого слова "verfremdung" на русском языке может быть "остранением", "очуждением" или чем-то еще. Но в 1917 году, а это лет на десять раньше, чем у Брехта, этот термин, скорее этот прием, озвучил Виктор Шкловский в статье "Искусство как прием". Шкловский применил термин "остранение" к искусству в целом. "… Для того, чтобы вернуть ощущение жизни, почувствовать вещи, для того, чтобы сделать камень каменным, существует то, что называется искусством. Целью искусства является дать ощущение вещи как видение, а не как узнавание; приемом искусства является "ОСТРАНЕНИЕ" вещей и прием затрудненной формы, увеличивающий трудность и долготу восприятия, так как воспринимательный процесс в искусстве самоцелен и должен быть продлен; искусство есть способ пережить делание вещи, а сделанное искусство неважно… Методом остранения пользовался Толстой постоянно: в одном из случаев ("Холстомер") рассказ ведется от лица лошади, и вещи остранены не нашим, а лошадиным восприятием… Таким приемом описывал Толстой все сражения в "Войне и мире".

Спустя годы (я естественно делаю скидки на слаборазвитые информационные технологии того времени) Брехт написал следующее: "… Рассмотрим еще, например, как с этой точки зрения ("остранения") актер должен читать свою роль. Особенно важно при этом, чтобы он ее не слишком быстро схватывал. Пусть он даже сразу подберет самые естественные интонации для своего текста и самую удобную манеру произносить его, все равно он обязательно должен рассмотреть само содержание текста как нечто не совсем естественное, должен подвергнуть его сомнению и сопоставить со своими взглядами по общим вопросам, а так же предположить, какие возможны иные высказывания на ту же тему; словом, он должен действовать, как человек, которому все в диковинку".

Такое ощущение, что труды Станиславского, Михаила Чехова и Вахтангова все-таки иногда попадали в руки Брехту. Но Шкловский, как мне кажется, излагает более внятно.

Что касается эмоционального вовлечения зрителя, то у Брехта оно происходит абсолютно "по Вахтангову": "Может ли уличный рассказчик оказаться в положении, когда ему пришлось бы взволнованным тоном передать утверждение шофера, будто последний был измучен длительной работой? Мы должны найти такую позицию, с которой наш рассказчик может подвергнуть критике эту взволнованность. Только если рассказчик встанет на некую определенную точку зрения, он окажется в состоянии имитировать взволнованную интонацию шофера". Для сравнения из Вахтангова: "… играя образ, свободно владея им, через него говорить свою, только ему одному - актеру - присущую правду".

Страницы: 1 2 3 4

Рекомендуем также:

Герои древнегреческих трагедий
Социальные, этические, политические проблемы, вопросы воспитания, глубокая обрисовка героических характеров, тема высокого гражданского самосознания составляют жизнеутверждающую основу древнегреческого театра. Однако, как мы уже упоминал ...

Аллегория в искусствах
Существует преграда на пути понимания сущности аллегории. Она таиться в самой истории этого термина. Он возник на излете великой культуры Эллады. Аристотель и слыхом не слыхивал об аллегории, которую ввели позднее, в александрийскую эпоху ...

Сад святилища Хэйан-дзингу
Синтоистское святилище Хэйан-дзингу постороено в 1895 году (период Мэйдзи) в честь 1100-летнего юбилея со дня основания города Киото. Это уменьшенная копия первого императорского дворца в столице Хэйан-кё (старое название Киото), который ...